• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: бт, творчество (список заголовков)
07:04 

Еще одна поделка на скорую руку...

08:47 

Тень Плащаницы

Расскааз так себе, но это мой первый креатив за несколько месяцев. ;)







Рэнфорд,
Новый Авалон, Марка Круцис,
Федеративные Солнца.
10 октября 2981 г.



Сквозь открытое окно лаборатории, расположенной на двенадцатом этаже Ново-Авалонского центра ядерных исследований, до ушей Тома Руарка доносились вопли демонстрантов. Досадливо поморщившись, старик поднялся со скрипучего стула, и, превозмогая ноющую боль в суставах, подошел к окну. Окинув взглядом периметр центра, ученый-физик с неудовольствием отметил, что за день число демонстрантов заметно прибавилось, достигнув нескольких сотен. Впрочем, до сих пор эти горлопаны не создавали сотрудникам центра реальных проблем – их пыл остужала многочисленная охрана, имевшая приказ стрелять на поражение, если демонстранты вздумают перейти к более решительным действиям. Но члены «Движения против ядерного оружия» действовали в рамках закона, а крики и лозунги были не более, чем раздражающим фактором, на который проще закрыть глаза, чем что-то с ним делать.
«Глупцы», - со вздохом подумал он, закрывая окно. – «Неужели, они действительно думают, что своими криками смогут остановить научный прогресс?»
В очередной раз посетовав на людские глупость и невежество, профессор Руарк двинулся в обратную сторону. Его собеседник, журналист из «Свободной прессы Нового Авалона» по редакторскому заданию засланный в его лабораторию, воспользовавшись минутной заминкой, увлеченно корябал стилосом в электронном блокноте. «Готовит наброски для будущей статьи», - с усмешкой подумал Руарк. В отличие от большинства своих более молодых коллег, доктор был начисто лишен тщеславия, к тому же, особенности его работы над различными оборонными проектами все равно не позволяли ему рассчитывать на громкую славу. Слава обычно достается другим, военным, генералам и маршалам – а люди вроде него могут рассчитывать лишь на небольшую газетную статейку с дурацким названием, вроде «Они ковали нашу победу».
Вернувшись на место, Руарк коротко кашлянул, давая понять, что готов продолжать разговор. Слегка вздрогнув, газетчик отложил в сторону блокнот. «Типичный газетный червь», - раздраженно подумал профессор, хлебнув из чашки остывающий эспрессо.
- Итак, речь идет о принципиально новом виде ядерного оружия, правильно я вас понимаю? – переспросил репортер, покосившись на расположенный вдоль стены длинный ряд мониторов, подключенных к лабораторному суперкомпьютеру.
- Не совсем, - терпеливо поправил его Руарк. – На самом деле, проект так называемой «гафниевой бомбы» зародился еще в начале двадцать первого века в одном из государств на Терре, но у ученых того времени не было практических возможностей для его реализации. Впоследствии, о проекте надолго забыли, и лишь на закате Звездной Лиги он был воплощен в жизнь. Хотя, даже мне неизвестно, проводились ли реальные испытания, или же создатели ограничились простым лабораторным моделированием.
- Вот как? – в бесцветных рыбьих глазах газетчика блеснул неподдельный интерес. – Выходит, это возвращение утраченных технологий?
- Увы – да, я не могу назвать это своей собственной разработкой, - опустил глаза Руарк. – Человечество многое утратило за годы Наследных войн – сейчас мы владеем лишь малой частью тех знаний, которое некогда было у наших предков. И просто чудо, что записи ученых Звездной Лиги случайно попали в мои руки десять лет назад, при разборе старых архивов.
- Вероятно, - вежливо кивнул репортер. – Но, к сожалению, естественные науки никогда не были моим коньком. Гафний – это?..
- Элемент периодической системы Менделеева под номером семьдесят два, - снисходительно улыбаясь, ответил Руарк. – Как вы знаете, главная проблема ядерного оружия – это остаточное радиоактивное загрязнение окружающей среды. Во время Первой и Второй Наследных войн были выжжены сотни планет; на некоторых из них жить небезопасно до сих пор.
Корреспондент «Свободной прессы» согласно кивнул.
- Так вот. Прежде, никто не применял гафний в военном деле, так как это считалось бесперспективным. Однако терранские ученые обнаружили, что при облучении природного изотопа гафния-178 гамма-квантами он переходит в состояние ядерного изомеризма, что вызывает…
Беспомощное выражение лица репортера заставило Руарка прерваться на полуслове.
- Прошу прощения, меня понесло, - захихикал он. – С нами, учеными, такое часто бывает, знаете ли. Порой, сам не заметишь, как сболтнешь лишнего.
- Все в порядке, профессор. Хотя из вашей речи я, действительно, понимаю едва-ли пятую часть.
- Ну, хорошо, - примирительно поднял руки Руарк. – Попробую высказаться попроще... Так вот, при… кхм… определенных условиях, можно ускорить период полураспада изотопов гафния в тысячи раз, что решит проблему последствий применения ядерного оружия раз и навсегда.
- Это звучит слишком невероятно, - нахмурил брови журналист. – И каким же образом…
- Если я стану объяснять «каким образом», то мне придется вновь прибегнуть к специализированным терминам, и вы вновь ничего не поймете, - сдерживая раздражение, ответил хозяин лаборатории. - Так что поверьте мне на слово – это действительно так – насколько бы невероятными бы ни казались мои слова. Я и мои коллеги работаем над этим проектом в течение довольно длительного времени и уже вплотную подошли к реализации проекта… Так и можете написать в своей газете.
- Если вам удастся создать такую бомбу, то это произведет настоящую революцию в военном деле! – подскочив со стула, воскликнул репортер.
- Абсолютно точно - именно революцию! Аресские конвенции запрещают применение ядерного оружия, но гафниевая бомба – не обычное ядерное оружие, так как у нее нет остаточной радиации. И, как обладатель этой бомбы, наш с вами Дом Дэвиона получит весомое преимущество над противниками.
С трудом поднявшись, Руарк подошел к работающим компьютерам, на экранах которых отображались результаты многочисленных вычислений, не понятных простым смертным.
- Итак, молодой человек, я удовлетворил ваше любопытство? – произнес он, давая понять, что разговор окончен.
- О, да. Вы рассказали достаточно… Чтобы умереть.
Почуяв неладное, Руарк обернулся, и увидел, что смотрит прямо в дуло небольшого игольного пистолета. С приглушенным хлопком десятки пластиковых игл вылетели из ствола и вонзились в его тело, едва он набрал в легкие воздух, чтобы позвать на помощь. Опустив глаза вниз, Руарк увидел, как по его белому халату быстро растекается ярко-красное пятно. Он сделал шаг вперед, но новая порция игл, ударив в плечо, отбросила его в сторону, швырнув на стену. В последней попытке сохранить вертикальное положение, Руарк вцепился в край стола, опрокинув на пол стопку бумаг, испещренных различными формулами. Сквозь кровавую пелену, застилавшую глаза, доктор увидел фигуру склонившегося над ним убийцы-репортера. Рука с пистолетом медленно опустилась.
Последним, что услышал Том Руарк, был зловещий шепот, холодной змеей проникший в стремительно угасающее сознание.
- Да пребудет с тобой Мир Блейка!




* * *




Языки пламени, пожиравшего лабораторию профессора Тома Руарка, отражались в затемненных очках тайного агента ROM, издалека наблюдавшего за происходящим. После того, как он покинул центр ядерных исследований, в том крыле здания, где находилась лаборатория Руарка, возник сильный пожар, причем система автоматического пожаротушения «неожиданно» вышла из строя.
Повернув голову, убийца заметил несколько пожарных машин, застрявших в толпе притихших демонстрантов, ошалело таращившихся на горящее здание столь ненавистного им ядерного центра. На них и должно было пасть подозрение в убийстве, когда выяснится, что смерть известного ученого-физика имела насильственный характер. Несколько позже, спецслужбы Дэвиона выйдут и на настоящего репортера «Свободной прессы», но тот, к этому моменту, будет уже мертв. А рядом с телом принявшего смертельную дозу снотворного журналиста найдут записку, в которой тот признавался в убийстве профессора Руарка и в своих давних симпатиях к «Движению против ядерного оружия». Концы в воду, как говорили когда-то древние.
Понаблюдав за развитием сюжета, агент ROM развернулся и зашагал к машине. «Знания в руках недостойных представляют смертельную опасность», - любил повторять своим последователям Джером Блейк. Исходя из этого, примасы Ком-Стара с момента основания Ордена, прилагали все усилия для того, чтобы плоды человеческого ума не попали в руки варварских вождей Внутренней Сферы, не останавливаясь и перед убийством видных ученых Наследных Государств. Пролить малую кровь, чтобы избежать гораздо большей - все тот же принцип наименьшего зла – древний, как сам мир.
Сев за руль, агент разжал ладонь, полюбовавшись на небольшой кремниевый кристалл, на который он тщательно скопировал данные с лабораторного компьютера Руарка перед тем, как устроить пожар. Вырванные из лап варваров драгоценные знания человечества пополнят собой технологическую сокровищницу Ком-Стара, где никто из непосвященных больше не посмеет посягнуть на них.
А в случае необходимости, Орден всегда найдет этим знаниям достойное применение.

@темы: БТ, творчество

12:48 

Долгожданная победа во славу кесаря! :)

Дописал "Трон империи".

zhurnal.lib.ru/m/maleew_k_a/throne.shtml

@музыка: гимн Марианской Гегемонии

@темы: БТ, творчество

11:37 

О кланах я решил больше не писать, но все-таки...

СТАЛЬНАЯ ГАДЮКА





Посвящается Юлии Букаловой.






База 93-го штурмового кластера,
Иония, Новый Кент,
метрополия Клана Стальной Гадюки.
10 июня 3064 г.




- Звездный капитан Джулия Буканнон, - медленно, словно пробуя фразу на вкус, произнес Андерс Брин. Распечатка официального приказа о переводе означенного офицера из базирующейся на планете Станция Гранта галактики «Ню» в «Дельту» лежала на столе перед глазами звездного полковника, рядом со стопкой других бумаг, ожидавших его внимания. За несколько часов напряженной работы ему удалось разобрать едва ли половину из этой массы отчетов, справок и донесений, поэтому смотреть на очередную бумажку у него уже не было ни сил, ни желания. Усилием воли, Андерс Брин заставил себя дочитать отчет о наказании нескольких техников кластера за плохо проделанную работу и вновь вернулся к распечатке, принесенной техником –связистом пять минут назад. Андерс бегло пробежал взглядом по следующей странице, но строчки стали расплываться, пока не слились в одну сплошную массу. Помянув Амариса, звездный полковник потянулся через весь стол и включил настольную лампу, на мгновение зажмурившись от резкой вспышки света.
Протерев уставшие глаза тыльной стороной ладони, Брин снова вчитался в документ. На самом деле, Девяносто третий штурмовой кластер, практически не вылезавший из мелких испытаний владения, действительно нуждался в пополнении. Во время произошедшей три недели назад последней стычки с хеллионами кластер потерял еще нескольких воинов, включая и звездного капитана Франка Гримани, командира тринария «Браво». Конечно, смерть в бою за клан считалась весьма почетной, но Андерс сожалел о его гибели – несмотря на задиристый нрав и репутацию дуэлянта, Гримани был отличным воином и командиром.
Посмотрим, кого прислали ему на замену.
Вернувшись назад, Брин перечитал абзац о личных данных воина. Так… Джулия Буканнон, двадцать восемь лет. Родилась на Аркадии в сиб-группе номер сто шестьдесят один. Одержала две победы на Аттестации. Завоевала Родовое Имя в двадцать три года. Отличилась в боях с кланами Облачной Кобры и Снежного Ворона.
Следующие несколько строк заставили его нахмуриться. Прежний командир Буканнон, отмечая ее талант командира и бесстрашие на поле боя, указывал также, что означенный звездный капитан имеет ряд склонностей, которые казались ему подозрительными. Рисует и пишет стихи? Хм-м… В Клане Призрачного Медведя подобное считалось обычным делом, но стальные гадюки никогда не относили подобные увлечения к числу достойных воина занятий. Если, конечно, это не стихи, прославляющие героев клана и картины батальных сцен. Но здесь, судя по всему, явно не тот случай.
Негромкий стук в дверь заставил Андерса Брина отвлечься.
- Войдите, - сказал он, приводя кипу бумаг на столе в некое подобие порядка.
Дверь открылась и внутрь вошла стройная невысокая женщина со знаками различия звездного капитана.
- Звездный полковник, звездный капитан Джулия Буканнон прибыла для дальнейшего прохождения службы!
Оглядев новую подчиненную с головы до ног, Андерс Брин нахмурился еще больше. Являясь мехвоином, Буканнон имела комплекцию, более подходящую аэрокосмическому пилоту. Вероятно, поэтому она казалась моложе своих лет – Брин ни за что не дал бы ей больше двадцати. Опустив глаза в приказ, Андерс нашел возможное объяснение: генетическим отцом Джулии являлся аэрокосмический пилот Сет Мастерс.
Что ж, очень может быть…
- Подойдите сюда, - буркнул Брин, указывая на соседнее кресло. – Садитесь.
Когда гостья уселась в кресле, звездный полковник еще раз скептически хмыкнул. Вблизи Джулия казалась еще миниатюрнее, а густая копна собранных в пучок длинных коричневых волос придавала ей несколько кукольный вид. Эрика бы сюда, подумал звездный полковник, вспомнив о могучем восьмифутовом командире элементалов кластера. Они бы забавно смотрелись рядом.
- Ваш предшественник, звездный капитан Франк Гримани погиб с честью три недели назад, - произнес Брин. Ты должна будешь его заменить, но тебе это не под силу!
Глаза Буканнон гневно блеснули – видимо, до нее дошел смысл недосказанной фразы. Звездный капитан набрала воздух в легкие, собираясь что-то сказать, но самообладание вернулось к ней почти сразу.
Умеет себя сдерживать, удовлетворенно отметил Брин. Это хорошо.
- Как вам известно, наша метрополия Новый Кент принадлежит клану только на две трети, - включив голографический проектор, звездный полковник указал на объемную карту планеты, развернувшуюся над столом. – Кроме нас, владения здесь имеют еще три клана, но лишь ледяные хеллионы доставляют нам реальные проблемы.
Буканнон медленно кивнула. Эта информация была известна всем.
В сравнении с обширной Внутренней Сферой, где лорды-наследники управляли сотнями планет, домашние миры кланов имели куда более скромные размеры. Лишь немногие кланы единолично владели одной-двумя системами; большинство же миров было разделено между различными родами, иногда мирно соседствующими, а чаще ожесточенно враждующими друг с другом. Ноый Кент не являлся исключением – с самого начала колонизации стальные гадюки делили его с кланами Койота, Ледяного Хеллиона и Алмазной Акулы. Несколько лет назад ханы гадюк начали переговоры с койотами о совместном изгнании с планеты презренного Клана Ледяного Хеллиона и последующем разделе их территории. Переговоры шли вяло, а пару месяцев назад и вовсе зашли в тупик, благодаря неожиданному демаршу алмазных акул, передавших койотам свои горно-обогатительные заводы в Кратере Орла. Получив такой неожиданный подарок, ханы койотов объявили, что их клан не заинтересован в дальнейшем расширении своего сектора на Новом Кенте… по крайней мере, не в ближайшее время.
Получив щелчок по носу, оба хана гадюк отправились на Страну Мечты, дабы принять участие в очередном раунде политических баталий, оставив баталии военные командиру отвечающей за оборону метрополии галактики «Дельта» Николь Хоскинс – непосредственной начальнице Брина. Оказав ей, тем самым, большую услугу.
Брин прекрасно знал, что политические амбиции Николь Хоскинс простирались гораздо дальше звания командующего галактикой. Знал он также и то, что многие воины в тумене гадюк были недовольны нынешними ханами Залманом и Эндрюсом, считая их виновными в поражении от нефритовых соколов три года назад. Та война с соколами, в результате которой гадюки были вынуждены покинуть Внутреннюю Сферу, стоила тумену клана многих хороших воинов. Чтобы как-то заполнить потери, хан Перигард Залман приказал открыть тренировочные лагеря на Аркадии для вольнорожденных кадетов – впервые за сто с лишним лет! Это решение, хотя и вполне оправданное с военной точки зрения, тоже вызвало бурю споров, добавив еще несколько очков в копилку противников политики хана Залмана.
В отличие от тех, кто предпочитал драть глотку на заседаниях Совета Клана, Хоскинс предпочитала соблюдать внешний нейтралитет, поддерживая свою репутацию не словами, а делами. Одним из таких «дел» и должен был стать разгром хеллионов на Новом Кенте. Такая победа принесет Хоскинс большую славу и, кто знает, возможно, воины гадюк вскоре придут к выводу, что она больше подходит для ханства, чем те, кто запятнал себя позором поражения от этих зеленых куриц.
Андерс Брин вновь посмотрел на свою подчиненную. По званию ей еще не положено было знать о политической подоплеке тех или иных решений, к тому же Андерс не знал, на чью сторону склоняется Буканнон в хитросплетении интриг, раздиравших клан в последние несколько лет, и склоняется ли вообще.
Возможно, стоит поговорить ей об этом… позже, подумал звездный полковник, подходя к карте.
- Я хочу проверить вас в деле, звездный капитан, - торжественно объявил Брин. – Тринарий «Браво» потерял командира и теперь горит желанием пустить хеллионам кровь. Думаю, не стоит препятствовать им в этом, квиафф?
- Афф.
- Вот и отлично! Даю вам три дня на знакомство с тринарием. А потом… я хочу, чтобы вы совершили небольшой набег на владения наших недобрых соседей. И не нужно утруждать себя всякими там зеллбригенами – слишком много чести для этих собак! Вам все ясно, звездный капитан? Возражений нет?
Сеукнду поколебавшись, Буканнон отрицательно покачала головой.
- Ступайте.
Джулия поднялась с кресла и направилась к выходу.
- Да, и еще…
Буканнон остановилась на полпути, вопросительно посмотрев на своего начальника.
- Скажите, Джулия, вы «сциллой» когда-нибудь управляли?




* * *

@темы: БТ, творчество

09:55 

Выложу и здесь... Не тщеславия ради, а только для увеличения числа постов в дневнике

-I-



Эль-Аламейн, континент Вихада,
спорная территория, Кордова.
Нуэва-Кастилия.
11 декабря 3063 г.




-читать дальше

@музыка: Finntroll - Trollhammaren

@темы: БТ, творчество

07:36 

Отрывок из так и не дописанного...

IV.




Космопорт Гарлеха,
Аутрич,
Марка Хаоса.
15 апреля 3065 г.




Присев на могучую ступню «аннигилятора» ANH-1A, стоявшего у самого края летного поля, полковник Ричард Бурр наблюдал за погрузкой десантного корабля типа «Оверлорд». Все боевые мехи «Кобр», за исключением его собственного, уже были погружены на борт, но портовые транспортеры все еще продолжали деловито сновать туда-сюда, доставляя к кораблю контейнеры с различным грузом. Оружие, боеприпасы, броня, горючее, продовольствие, медикаменты, запасные части для мехов и истребителей – в общем, все, что требовалось армии для ведения боевых действий. На соседней площадке, где стояла авиаматка типа «Окинава», наблюдалась аналогичная активность.
Наконец, когда на борт «Оверлорда» был погружен последний контейнер со снарядами для автоматических пушек, Бурр поднялся на ноги.
- Полковник Бурр?
Обернувшись на голос, Ричард увидел незнакомого человека лет тридцати пяти, облаченного в черные кожаные штаны и надетую прямо на голое тело черную кожаную куртку без рукавов, украшенную блестящими стальными заклепками. В общем, типичный «солдат удачи», словно сошедший с экранов очередного дэвионовского боевика. Не хватает только футболки с черепом и надписью «Наемники бессмертны», усмехнувшись, подумал Бурр, протягивая руку коллеге по ремеслу.
- Капитан Макдэниельс, если я не ошибаюсь?
- Можно просто Джейк, - широко улыбаясь, ответил командир «Джаггернаутов». – Не люблю официоза.
- В таком случае, зовите меня просто Ричардом, - ответил Бурр. – Ваши машины уже погрузили?
- Ага. Балахонники выделили нам какой-то древний «Фортресс», который недавно слегка подкрасили и намалевали на боках флаг Брайанта, вместо блейкистской эмблемы... Но название оставили то же, - смеясь, добавил Макдэниельс. – «Божественная справедливость», или что-то вроде того.
Бурр молча кивнул. «Оверлорд» и «Окинава» носили такие же «блейканутые» названия: «Меч праведника» и «Длань Судьбы» соответственно. Похоже, «Слово Блейка», не видело смысла в особой секретности – ведь подобные названия не могли не вызвать подозрений у приспешников Двенского.
- Как вы думаете, капитан, что ждет нас на Брайанте?
Командир «Джаггернаутов» пожал плечами.
- Кто знает? Просто так эти «Регуляры» не сдадутся - в этом я уверен. Да и ребята мои нервничают... Не из-за предстоящего штурма, - быстро добавил Макдэниельс, видимо, опасаясь, что Бурр может неправильно истолковать его слова. – Просто, странно все это... ну, вы меня понимаете.
- Среди моих «Кобр» тоже многие были не в восторге, - согласился Бурр. – «Слово Блейка» - эта не та организация, которой можно безгранично доверять.
- Ну, в наемничьем бизнесе никому нельзя безгранично доверять, - рассмеялся Макдэниельс.
- Это точно.
Бурр надолго замолчал. Продолжать разговор на эту скользкую тему совершенно не хотелось. Взглянув через плечо Макдэниельса в сторону портовых строений, командир «Кобр» увидел одиноко стоящую «валькирию», раскрашенную в цвета «Джаггернаутов».
- Ваша? – поинтересовался Бурр, указав подбородком на тридцатитонную боевую машину.
- Да, моя малышка, - ответил Джейкоб. В голосе наемника послышалась нежность, словно речь шла о горячо любимом ребенке.
- Не самая подходящая машина, должен заметить. Даже для командира роты.
- Слишком легкая, вы хотите сказать? – подмигнул Макдэниельс. – Может быть. Я на ней с пятидесятого года – привык уже, за пятнадцать-то лет. И войну с кланами на ней прошел, и Солярис... Хотя большинство командиров почему-то исходят из странного принципа «чем больше – тем лучше». Вот и вы, Ричард, тоже не избежали стереотипов.
С этими словами Макдэниельс покосился в сторону полковничьего «аннигилятора»...

@темы: БТ, творчество

Добрый дядюшка орк

главная